Россия / Сколково: А. Плющев: «Есть такие проекты, в которых невозможно не участвовать»

Россия / Сколково: А. Плющев: Есть такие проекты, в которых невозможно не участвоватьВ понедельник 25 апреля в Москве президент России Дмитрий Медведев провел совещание о перспективах проекта «Сколково». На заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России Дмитрий Медведев остался недоволен тем фактом, что по данным соцопросов, представление о «Сколково» имеют около 40 процентов граждан.

Александр Плющев о проекте Сколково

Слушать (09:42)

 

 

25/04/2011

После заседания Комиссии Дмитрий Медведев посетил телеканал «Дождь», где идеолог проекта и генеральный продюсер канала, Наталья Синдеева, организовала для президента небольшую экскурсию.

О том, станет ли Сколково, как утверждает президент Медведев, «не просто хорошим брендом, но и идеологией российского общества» Елена Серветтаз беседует с журналистом радиостанции «Эхо Москвы» Александром Плющевым: он недавно побывал в американской Кремниевой долине, российским аналогом которой призвано стать Сколково.

Александр Плющев: Для того чтобы написать о чем-то, нужно, чтобы это что-то было. Я привык существующими величинами оперировать, существующими объектами, явлениями, и т.д. А с несуществующими довольно трудно. Поэтому пока «Сколково» не существует, написать о нем что-либо трудно. Я знаю, что есть журналисты, которые ездят на площадки «Сколково», где чистое поле: собираются, что-то делают, наверное, о чем-то пишут. Меня не учили такому виду журналистики, я некомпетентен. Поэтому я не могу об этом написать, к сожалению, в силу некомпетентности, разумеется.

Александр Плющев: А кто-нибудь его видел? Хоть один человек?

Александр Плющев: У нас 10 лет были довольно оптимистичные призывы по поводу «электронной России», я ничего не знаю о ее результатах. Десять лет проект каким-то образом продвигался, можно еще через десять лет поговорить о «Сколково». Может быть, там что-то будет.

Александр Плющев: Дмитрий Медведев, при всем к нему уважении, не открыл никакой Америки, потому что в этот проект уже вошли такие компании международные. Они подписали меморандумы о сотрудничестве, что они там будут что-то делать: предоставлять специалистов, экспертизы, консультации, еще что-то. Например, сейчас был Российский Интернет Форум, я на нем спрашивал представителя « Microsoft», почему они участвуют в Сколково. И ответ был очень витиеватым. Может быть, опять же в силу, своей некомпетентности, я этого не понял, но я услышал там слова: «есть проекты, в которых невозможно не участвовать». Мне кажется, что они очень многое объясняют: во-первых, специфику нашей страны, во-вторых, специфику больших компаний, к которым возникнут вопросы, не в смысле отношения с властями, а с имиджевой точки зрения – почему они вдруг не участвуют в проекте «Сколково». Они не хотят таких вопросов. Им легче участвовать, чем на подобные вопросы отвечать, мне так кажется, я не имею в виду конкретно «Microsoft», но большие компании. Для них, поверьте, это крошечные расходы, а часто не расходы вовсе. Например, тот же «Microsoft» участвует в представлении программного обеспечения, что для него замечательно – все об этом расскажут, все об этом напишут. Им не стоит ни копейки напечатать лишние копии.

Александр Плющев: При условии, что их не будут привозить насильно и приковывать наручниками к «Сколково» или к другому месту, это решительно невозможно. Это не связано ни с наукой, ни с инвестированием в науку, потому что страна не состоит из одной науки и из одного интернета. У меня как раз был эфир накануне по этому поводу: интернет, надо сказать, у нас не так далеко отстал от той же американской интернет-отрасли, конечно, российский интернет, но отставание не гигантское. К сожалению, развиваться ему не дает отсутствие общей инфраструктуры.

Самое банальное – гостиницы, или автостоянки, они совершенно не желают информатизироваться, потому что им вообще наплевать на клиента, они прекрасно существуют вне интернета. Развитие многих сервисов тормозится из-за того, что инфраструктура по сути никому не нужна. Зачем она нужна пока есть нефть? К сожалению, мне кажется, что ученые, которые думают о своей семье или о своем будущем, о своей пенсии и т.д., если у них есть малейшая возможность, если у них нет фобии перед заграницей, они рано или поздно там оказываются.

Вот, например, безопасность. У Касперского украли сына, мы знаем об этом, буквально на прошлой неделе. Евгений Касперский – человек, которым мы реально гордимся, один из немногих здесь, который продвинулся не только в России, но и в мире в сфере IT –технологий, подвергся такому нападению. Мы слышали, чтобы у Стива Джобса, у Била Гейтса с женой Мелиндой пропали дети…? Я ни разу об этом не слышал, может быть, кто-то знает…

Александр Плющев: Поэтому, конечно, люди задумываются, если у самого Касперского – выпускника школы КГБ, человек, который контактирует со спецслужбами, но я побоюсь сказать, что каждый день, но регулярно, по понятным причинам, потому что антивирус – это дело такое, все подобные программы находятся под самым внимательным взглядом спецслужб, откуда контакты постоянные. Если у него воруют ребенка и требуют три миллиона евро, то извините, зачем ученому, который может совершенно спокойно сидеть при хорошей погоде и прекрасных условия труда, ехать в «Сколково»? Он туда даже доехать нормально не сможет на автомобиле, я уже не говорю о том, что он просто боится за судьбу своих детей.

Проблема в базовых вещах, я уж молчу о правах человека, заканчивая инфраструктурными объектами, которых у нас тоже нет. Молодежь сильно воодушевляют разговоры о высоких технологиях, но говорить об этом, когда у тебя ужасные дороги… это не очень честно. Молодые люди могут этого всего не понимать, в комплексе, и начать работать в «Сколково», а потом все равно уедут. Вот в чем проблема.

Александр Плющев: Президент прекрасно делает, что общается в Twitter. Просто к каждой его фразе там можно совершенно спокойно добавлять: «Спасибо, Кэп!». У нас есть такая присказка, из комиксов она идет, герой-Капитан Очевидность, и ему все говорят: «Спасибо, Кэп!». Почему нет, конечно, нужно уделять больше внимания. Но кто должен этим заниматься?

Хороши ли идеи у молодежного движения «Наши»? Я не видел ни одного случая воплощения этих идей. Все, что они делают – это уродство, бандитизм, часто, на мой взгляд, просто «хунвейбинство», если есть такое слово в русском языке. Я знаю, что Медведев сказал, что они, по меньшей мере, имеют право на существование. Мне кажется, что они не имеют права на существование ни фактического, ни морального. Это, на мой взгляд, организация, идеология которой близка к фашистской. К сожалению, наличие подобных организаций позорит такую страну, как Россия. Не потому, что мы победили фашизм. А потому, что страна, считающая себя цивилизованной, администрация, считающая себя цивилизованной, не может поддерживать ни морально, ни финансово подобные организации.
 

Похожие публикации

Оставить комментарий