День рождения на Килиманджаро

День рождения на КилиманджароУ меня есть, я считаю, хорошая привычка – на свой день рождения обязательно улетаю в экзотическую страну. А так как я учился в РУДН и друзья у меня теперь по всему миру, то это еще и повод повидаться со старыми знакомыми.Я не люблю организованные групповые туры. Мне самому пришлось везти самую первую группу красноярцев в Париж в 1992 году, поэтому я предпочитаю путешествовать самостоятельно.

Цель этой поездки была не такой уж сложной: сбегать на гору, отдохнуть в Момбасе на берегу Индийского океана.

Путешествие началось в Найроби. Столица Кении встретила прохладой (ноябрь на экваторе – сезон сырой, дождливый, нежаркий). Но поразило обилие зелени и цветущих деревьев джакаранда: издалека казалось, что все усыпано синим снегом. По дороге из аэропорта тянутся бесконечные аллеи бугенвиллей: красных, белых, розовых…

Найроби – это современный африканский мегаполис, много иностранцев. Исторически это центр английского господства в Африке, поэтому в этой стране все как-то цивилизованнее. В Кении много индийцев, в связи с тем, что эти страны, благодаря английским колонизаторам, были между собой тесно связаны. Индийская культура проникла в Африку и причудливо ассимилировалась.

По сравнению с другими африканскими странами Кения – страна достаточно дорогая, но с Европой, конечно, не сравнить. Чем дальше отъезжаешь от столицы, тем все более явно заявляет о себе другая, нерафинированная, настоящая Африка. Да и в Найроби много местной экзотики, например, по тротуарам ходят абсолютно не пуганые птицы.

Мне твердили, что для того, чтобы попасть в Африку, необходима туристическая путевка, виза. На самом деле визу можно получить прямо в аэропорту Найроби, уплатив 50 долларов. То же самое в Танзании.

В Кению можно попасть из любой европейской страны (например, я летел через Цюрих), но есть и чартеры из России.

Аборигены

Кения, как уже говорилось, бывшая английская колония, поэтому с местными в деревнях можно свободно общаться по-английски.

Одна из известных достопримечательностей Кении и соседней Танзании – это расположенный на территории этих стран парк Масаймара. Масаи начинают попадаться тебе уже на границе с Танзанией, и не заметить их невозможно. Высокие, поджарые, с оттянутыми массивными серьгами ушами, закутанные в яркие одежды, чем-то напоминающие тоги буддийских монахов. Рост у них действительно гренадерский, на их фоне я со своим ростом, считающимся в России, да и в Европе выше среднего, смотрелся маленьким.

На границе встречаются и своеобразные масайские «бутики», нечто среднее между ружейным магазином и ювелирным: украшения из ракушек, щиты, копья. Торг проходит следующим образом: подходишь, показываешь на приглянувшийся товар: «Сколько стоит?» Масай, не задумываясь: «Сто долларов!» – «Нет, давай за пять!» – «Хорошо, тогда за десять», – говорит масай, и вещь становится твоей.

Вообще, африканец не привык заниматься тяжелым физическим трудом. В Африке мужчина – святое, он не работает. Особенно мужчину почитают в Мали у племени догонов, где для представителей сильного пола выстроены прохладные хижины, где они лежат и думают, как увеличить производительность труда женщин. Те, к слову, без устали трудятся на полях и носят на голове грузы величиной с мешок цемента…

Транспорт кенийцы предпочитают удобный и неубиваемый – в особом почете тойоты-семидесятки, которых красноярцы никогда не видели, а также лендроверы. В них и в магазин, и на работу, и туристов на сафари можно отвезти. Для Найроби характерны и пробки – примета больших городов.

Меня как профессионала интересуют растения, а цветоводство – это большая составляющая экономики Кении. Таких огромных теплиц нет, пожалуй, даже в Эквадоре. Роскошные цветы, розы на экспорт, в том числе в Россию. Но русские мало покупают эти цветы, а жаль – прекрасные растения! Все супермаркеты Европы торгуют кенийскими розами. В огромной теплице с персоналом в 11 тысяч (!) человек я встретил замечательного бельгийца, бывшего солдата, который женился на африканке и осел в Кении.

Досье

Андрей Тихонов

Родился в Красноярске.

Закончил РУДН (факультет международных экономических отношений), МГИМО (факультет международного права).

Владеет свободно французским, испанским, английским.

Первая работа: гид-переводчик.

Вехи биографии: представитель Торгово-промышленной палаты в Андалузии, бизнесмен (владелец цветочной компании), заместитель директора фиансово-сторительной компании.

Увлечения: альпинизм. В личном зачете пик Ленина и пик Хан-Тенгри.

Женат, четверо детей.

Восхождение

Путь на Килиманджаро начинается в Танзании. Там расположен сам кратер вулкана, коим некогда была гора Килиманджаро. Как правило, для покорения вершины со всех отелей собирают туристов, приехавших для восхождения, и везут в Национальный парк Килиманджаро.

Пейзаж по дороге весьма напоминает Хакасию, дорогу на озеро Шира, только зелень намного сочнее и зеленее, и роскошное небо.

Соседка Кении, Танзания, славится живописью. Даже в примитивных мотельчиках на стенах висят маленькие живописные полотна. Если не брать в расчет живопись, то в мотеле минимум удобств и спальное место. Никаких «звезд», но «звезды» – это же в городе, а мне, альпинисту, удобно жить у маршрута восхождения.

Из окна мотеля, где я остановился, был виден пик Мавензи – предвершина Килиманджаро. По дороге встретил еще одну знакомую вещь: местный коммерсант, видимо, суданского происхождения, огородился от окружающего мира решетками. Очень напомнило Тыву, где стоят такие же ларьки с пивом и другими «деликатесами», для безопасности огороженные решетками.

Восхождение на вершину Килиманджаро довольно комфортное мероприятие. При въезде в Национальный парк попадаешь на своеобразный «ресепшен».

На этом ресепшене тебе прописывают программу на семь дней восхождения. В программу входит гид и обязательно портеры (носильщики). Турист избавлен от необходимости готовить себе, так как кухней занимаются те же портеры в специально отведенных местах. Вся эта братия обходится в среднем в 100$ в день. На меня одного, например, было два носильщика и один гид.

Без гида ты идти не можешь – запрещено. Иностранные альпинисты идут налегке, с ними шествует гид, который за ними приглядывает.

Мой гид начал удивляться еще тогда, когда я его предупредил, что не в моих принципах отдавать свой рюкзак кому бы то ни было. И это была не единственная его неприятность. Маршрут, рассчитанный на семь дней, я прошел за 36 часов – туда и обратно.

В самом парке перед вершиной Килиманджаро имеется предупреждение, что нужно подниматься медленно, так как организм должен привыкнуть к высоте. По дороге есть несколько акклиматизационных приютов. Поднялись на тысячу метров – отдыхаем. И так по тысяче в день, плюс штурм вершины. Потом вниз. Больше в день туристам делать не рекомендуется. Но это для «чайников». Для меня, имеющего в загашнике восхождения на Хан-Тенгри и пик Ленина, это хайвей.

До первой хижины (под названием Мандара), до которой по «килиманджарскому» расписанию нужно было идти три часа, я поднялся за час сорок пять. Минут через пятнадцать прибежал мой гид, упал в ноги и взмолился: «Мистер! У меня дети! Если увидят вас без меня, меня лишат лицензии! А идти так быстро я не могу». Тогда я предложил вместо моего рюкзака отдать носильщикам его рюкзак. Таким образом, мы смогли идти вместе с одинаковой скоростью.

Гид у меня был с очень большим стажем работы и опытом, тем не менее, в конце пути он так устал, что я ему подарил ботинки. Однако он заявил, что больше с русскими на вершину ни ногой!

У гидов и портеров труд не из легких. Все, что требуется туристу при восхождении, несут они. И вещи, и канистры с водой, и еду. В их среде есть своя субординация: портеры подчиняются гиду, он считается рангом повыше. Часто портеры и гиды одеваются с плеча щедрых туристов. Для менее щедрых достаточно будет оставлять портеру чаевые, долларов 10 в сутки.

На самом деле, на Килиманджаро существует несколько маршрутов, этот – самый комфортный, названный за легкость Coca-Cola Road. На протяжении всего маршрута имеются стоянки. Хижины необычные, с треугольными крышами до самой земли, внутри две четырехместные комнаты. На крышах солнечные батареи, можно заряжать лампы, есть Wi-Fi. У меня было два сотовых телефона с сим-картами разных операторов, и на протяжении всего пути каждый из них работал попеременно.

Килиманджаро – это потухший вулкан, чем выше поднимаешься, тем разительнее меняется пейзаж. Сначала идут травы, цветы, похожие на нашу пижму, потом начинаются валуны из вулканической пемзы. Манящий, красивый пейзаж. Я много где путешествовал, но здесь вид просто незабываемый. Встречаются диковинные африканские растения, например, нечто, похожее на малину. Плод закрыт, как фундук, листиками, на вкус – наша костяника. В кратере потухшего вулкана – вереск.

Потихонечку травка заканчивается, и начинаются настоящие лунные пейзажи. В Кибо (последняя стоянка перед вершиной) хижины уже каменные, ничем не отапливаются. Подниматься тяжело, в гору. А потом, как в Ергаках, на перевале Художников, приходится и по курумнику лезть.

На высоте 5685 метров – Гиллманс пойнт, точка Гиллмана. Далее – только вершина. Вот там-то я замерз по-настоящему – ведь ехал в Африку, не брал ничего теплого с собой, был в трековых ботинках. А на вершине было минус 15. Обычно там, на вершине, лежит узенькая полоска снега, но мне «повезло». Выпал снег, я шел в нем практически по колено. Ветер был ужасный: снег не успевал растаять на лице и замерзал прямо коркой. Но дело этого стоило. В свой день рождения, 7 ноября я был на вершине!

На берегу океана

В Момбасе, куда после вершины я поехал погостить к друзьям, было жутко жарко. Просто парилка: плюс сорок и высокая влажность.

Индийский океан выглядит грязным из-за большого количества коричневых водорослей, растущих в теплой прибрежной воде, поэтому туристы предпочитают купаться в бассейне.

Любопытно наблюдать, как местное население ловит рыбу. Закидывают сеть, вытаскивают… у них «общак» – вытащат рыбу и делят. Но если кто что сразу выхватит – уже не отпустит, это его улов. Скаты тоже считаются хорошей добычей, если удалить яд. Для этого рыбак зажимает хвост ската зубами и аккуратно чистит от яда.

Подводные охотники с допотопными самострелами идут на большую рыбу. За добычей приезжают местные покупатели, берут по две-три крупные рыбины. Видел, как приехал эдакий «богатей» на ржавом велике. Может, для себя берет, может, для ресторана. Цена – сущие копейки. Взвешивать не трудятся, меряют ладошками; стоит жуткий торг.

Африканская кухня – вещь не настолько экзотическая, как можно подумать.

Заметно влияние Индии, и мне это по вкусу. Много блюд из курицы, чечевицы, да и все наши привычные блюда. Цены в ресторанах очень разные, например, шведский стол в обычном заведении обойдется в 50 рублей. Причем набирать можно все, что душа пожелает, – тарелки большие, количество подходов не ограничено. Я всегда предпочитаю есть в тех заведениях, где питаются местные, и попросил друзей свозить меня в такой ресторан. В люксовом (европейского класса) заведении цены уже красноярские. В европейских отелях кухня рафинированная, без изысков.

Для удобства передвижения я брал машину напрокат. Оформляются права достаточно просто. Рекомендую осматривать автомобиль и побольше торговаться. Единственная сложность – левостороннее движение.

Как и что?

От чего зависит стоимость поездки? Кения вообще страна не дешевая, в среднем поездка будет стоить 1500 $ и больше. Билет на самолет из Москвы повезло купить за 17 тысяч рублей, хотя мне никто не верит. Обычно он обходится в 35-40 тысяч.

У многих гигантские суммы уходят на сафари, но я туда не поехал из-за нехватки времени.

Перед поездкой в Африку желательно привиться от желтой лихорадки (в Красноярске нет такой вакцины, прививку делают либо в Москве, либо в Новосибирске). Желательно взять препараты от малярии. Лучше всего их заказать в Красноярске. Можно купить и в Африке, но это сложнее и дороже. Воду пить желательно бутилированную, а пищу есть в ресторанах, хотя Кения далеко не отсталая страна, поэтому отравиться сложно.

Вообще новичку ехать в Африку самостоятельно не рекомендуется. За исключением Кении и Танзании, которые лучше всего подходят для первого путешествия. Для тех, кто хочет попробовать себя на высокогорном восхождении, Килиманджаро самая подходящая вершина, так как в тропиках высота переносится лучше. Высокий уровень обслуживания делает восхождение комфортным.

Перед каждой поездкой прошу своего мастера сделать мне прическу. Для Африки мне сделали стрижку и окраску под леопарда, и я пользовался огромной популярностью у местного населения.

В качестве сувениров рекомендую привезти каменные скульптурки из Кении, танзанийскую живопись.

Похожие публикации

Оставить комментарий